Любовь навсегда

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Саманта в Пт Июн 05, 2009 9:17 pm

krasavica,вы не правы.
Я знаю svetlana,это ее сериал.
Так что советую вам извинится.
И он действительно есть на другом форуме.Этого правила не запрещают.
avatar
Саманта
Пользователь
Пользователь


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Пн Июн 08, 2009 5:51 am

Саманта,спасибо за поддержку.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Пн Июн 08, 2009 5:59 am

7 Серия.

— Нечего тут бояться. Моя сестра посчитает тебя необыкновенной, волнующей и утонченной только потому, что живешь в большом городе.
Нерешительно помолчав, он добавил:
— Мой отец пьет, Алекса. Запил, когда выяснилось, что мать смертельно больна. Правда, у него есть постоянная работа и во хмелю, он никогда не буянит. Говорю это тебе для того, чтобы ты поняла его и не осуждала. Последнюю пару месяцев он держался и был совершенно трезв, но это в любой момент может кончиться.
Он не извинялся, а признавал факт, никого при этом не осуждая.
— Понимаю, — кивнула Алекса, хотя в жизни не общалась с алкоголиками и на самом деле ничего не могла сообразить.
Но беспокоиться не осталось времени, потому что в этот момент дверь распахнулась, и стройная девушка с темными волосами и серыми глазами Майкла выбежала на крыльцо, не сводя глаз с машины.

— О Господи, Майкл, «БМВ»!
У нее была почти такая, же короткая стрижка, как у брата, подчеркивавшая прелесть хорошенького личика, на котором было написано почтительное восхищение. Повернувшись к Алексе, девушка спросила:
— Это ваш?

Алекса кивнула, пораженная порывом мгновенной симпатии к сестре Майкла, так похожей на брата и все же совершенно лишенной его сдержанности:
— Вы, должно быть, невероятно богаты, — бесхитростно продолжала она. — То есть я хочу сказать, Лара Фридрик очень богата, но у нее никогда не было «БМВ». Привет. Я ужасно невоспитанная сестра Майкла — Джули. Может, зайдете в дом?
Она открыла дверь.
— Па только поднялся. На этой неделе он работает в одиннадцатичасовой смене, так что ужинать будем в половине восьмого. Нормально?

— Порядок, — кивнул Майкл и, полуобняв Алексу, подтолкнул к дому.
Внутри дом выглядел почти как снаружи — заброшенный, неухоженный, потерявший былое очарование. Деревянный некрашеный пол был весь в выбоинах и щелях, а плетеные коврики выцвели от времени и износились. От кирпичного очага под прямым углом отходили книжные полки, пара потрепанных кресел с зеленой обивкой стояла перед диваном в цветастом чехле с рисунком потускневших осенних листьев. За гостиной была столовая с мебелью из клена, а через открытую дверь виднелась кухня с раковиной на ножках. Лестница справа вела из столовой на второй этаж, и очень высокий мужчина с седеющими волосами и морщинистым лицом как раз спускался по ступенькам со сложенной газетой в одной руке и со стаканом, наполненным жидкостью цвета темного янтаря, — в Другой.
Майкл познакомил Алексу с отцом и Джули.

— Мы познакомились с Алексой в прошлом месяце, когда я был в Чикаго, — пояснил он. — Собираемся пожениться в субботу.
— Что о о? — ошеломленно пробормотал отец.
— Потрясающе! — завопила Джули, заставив остальных на несколько мгновений забыть обо всем. — Всегда мечтала иметь старшую сестру, но в жизни не думала, что она появится в собственном «БМВ»!
— В чем появится? — растерянно переспросил Патрик Клейторн у слишком впечатлительной дочери.
— «БМВ»! — в полном восторге повторила Джули, подбегая к окну и отодвигая занавеску, чтобы порадовать отца волшебным зрелищем.
— Чикаго? — удивился он. — Но ты пробыл в Чикаго всего несколько дней!
— Любовь с первого взгляда! — объявила Джули, прерывая напряженное молчание. — Как романтично!
— Любовь с первого взгляда? — повторил он с нескрываемым сомнением. — Это действительно так?
— Очевидно, — предостерегающе бросил Майкл тоном, явно говорившим о том, что лучше оставить эту тему, и спас Алексу от дальнейших расспросов, осведомившись, не хочет ли она отдохнуть перед ужином.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Пн Июн 08, 2009 5:59 am

— Худшее позади, — тихо сказал он. Но девушка, не поднимая глаз и нервно ломая руки, покачала головой:
— Мне так не кажется. — И, уцепившись за самую незначительную из всех одолевающих ее проблем, добавила:
— По-моему, это только начало. Твой отец возненавидел меня с первого взгляда.
— Может, все и обошлось бы, не погляди ты на стакан чая со льдом в его руке, словно на гремучую змею.
Майкл взглянул на измученную красавицу, такую несчастную и одинокую, лежавшую поперек постели, словно сорванный, увядающий цветок, и мысленно увидел ту Алексу, какой она была всего полтора месяца назад: смеющуюся, с озорно сверкающими глазами, делавшую все возможное, чтобы он чувствовал себя среди этих надутых снобов как дома. И что сталось с ней теперь?
В отличие от любой другой женщины из тех, с кем переспал Майкл, Алекса была совершенно невинна и теперь носила его ребенка.
Но теперь благодаря его решимости он скоро станет отцом.
Жена и ребенок не входили в планы Майкла на ближайшее время, с другой стороны, разрабатывая свой жизненный план и следуя ему десять долгих лет, он знал, что раньше или позже это случится, и поэтому теперь всего-навсего придется приспособиться к обстоятельствам.
— Ну-ка улыбнись, спящая красавица! Глаза Алексы распахнулись, сузились, опустились к его улыбающимся губам и снова поднялись в немом жалком недоумении.

— Не могу, — хрипло прошептала она. — Вся эта идея попросту безумна, и теперь я это вижу. Поженившись, мы только испортим жизнь друг другу и малышу.
— Почему ты это говоришь?
— Почему? — повторила она, краснея от унижения. — Как ты можешь спрашивать меня, почему? Боже, да ты даже не захотел пригласить меня куда-нибудь после той ночи. Даже не позвонил! Как ты мог…
— Я намеревался позвонить тебе… — перебил Майкл.— Через год-другой, после того как вернулся бы изАфрики..Да если бы я хоть на секунду подумал, что ты хочешь меня видеть, давно бы позвонил.
Охваченная одновременно недоверием и болезненной надеждой, Алекса сомкнула веки, безуспешно пытаясь справиться с собой. Слишком много свалилось на нее — безмерное отчаяние, ошеломляющее облегчение, робкая надежда, ослепительная радость.

— Улыбнись! — снова приказал Майкл, необычайно довольный тем, что она действительно хотела увидеть его.
— Собираешься меня пилить?
— По-моему, это скорее твоя обязанность.
— Неужели?
— Угу. Жены вечно пилят мужей.
— А что делают мужья?
Он с деланным превосходством оглядел ее:
— Мужья командуют!
По контрасту со следующими словами улыбка и голос были поистине ангельскими:
— Хочешь побиться об заклад?
— Не хочу.
И тут случилось то, что он менее всего ожидал. Вместо того чтобы развеселиться, она неожиданно заплакала, и не успел Майкл выругать себя за то, что обидел ее, Алекса обхватила его шею и притянула к себе.

— А жена фермера должна консервировать и мариновать овощи?
Майкл едва успел подавить неуместный смех и, гладя ее роскошные волосы, выдавил:
— Нет.
— Хорошо, потому что я ничего не умею.
— Но я не фермер, — напомнил он. — Ты ведь знаешь.
И настоящая причина ее страданий вырвалась вместе с новым потоком слез:
— — Я должна со следующего месяца начать учебу в колледже, — с глубокой искренней скорбью проговорила она. — Мне необходимо поступить в колледж. Я собираюсь когда-нибудь стать президентом, Майкл.
Пораженный Майкл опустил голову, пытаясь разглядеть ее лицо.
— Весьма благородная цель, — объявил он торжественно. — Президент Соединенных Штатов…
Он говорил так серьезно, что, непредсказуемая молодая женщина в его объятиях невольно сквозь слезы взвизгнула от смеха.

— Не Соединенных Штатов, а универмага, — поправила она, и теперь ее великолепные глаза искрились смехом. Куда подевались боль и отчаяние?
— Благодарение Богу и за малые милости, — пошутил Майкл, вне себя от облегчения, что она, наконец, улыбнулась. — Через несколько лет я стану богатым человеком, но даже к тому времени, вряд ли смогу купить тебе пост президента страны.
— Спасибо. — Шепнула она.
— За что?
— За то, что заставил меня смеяться. Я не плакала так сильно с тех пор, как была совсем ребенком. А теперь, кажется, остановиться не могу.
— Рискуя показаться чересчур эмоциональным, — задумчиво заговорил он, — начинаю находить мысль о фиктивном браке не только ужасной, но и чрезвычайно непрактичной. Очевидно, что мы испытываем друг к другу сильное сексуальное притяжение. Кроме того, мы вместе сделали малыша. Может, стоит попробовать жить, как все женатые пары? Кто знает, — пожал он плечами, невольно улыбаясь, — может, нам это понравится..Спешить некуда, — бесшабашно улыбнулся он. — Впереди еще несколько дней, чтобы все решить.

После его ухода Алекса с усталым недоверием взглянула на закрывшуюся дверь, поистине ошеломленная быстротой, с которой он делал выводы, отдавал приказы и приходил к решениям.. В ночь их встречи в нем была некая леденящая отчужденность, граничившая с грубостью, однако чуть позже он улыбался над ее шутками, спокойно рассказывал о себе, целовал до беспамятства и любил с требовательной страстью и ошеломительной нежностью.

Однако даже после той ночи она чувствовала, что он может быть резок и непреклонен и не стоит его недооценивать. Более того, чего бы ни предпочел Майкл добиться в жизни, он станет силой, с которой придется считаться.

Конец 7 серии.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Lika в Пн Июн 08, 2009 5:39 pm

Не обращай внимания на некоторых.
Сериал у тебя очень интересный.Я читаю с удовольствием.
Я просто влюбилась в Майкла.
avatar
Lika
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор angel в Пн Июн 08, 2009 5:45 pm

Сериал мне нравится все больше и больше.Только вот скрины не очень.Качество хромает.
avatar
angel
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Пн Июн 08, 2009 5:56 pm

8 Серия.

Она задремала с мыслями о том, что он достаточно опасный противник для всех, кто вздумает стать ему поперек дороги.
Неизвестно, что сказал Майкл отцу, но, когда Алекса спустилась вниз, Патрик, казалось, успел вполне смириться с тем фактом, что сын скоро женится. Но несмотря на это, только веселая болтовня Джули помешала этому ужину стать тяжелым испытанием для Алексы. Майкл все это время был молчалив и задумчив, хотя, казалось, лишь одним своим присутствием давал понять, кто главный в этой комнате и за столом.

Джули, добровольно согласившаяся взять на себя роль кухарки и экономки, казалась праздничным фейерверком — всякая мысль немедленно срывалась с ее губ потоком восторженных слов. Ее преданность Майклу была полной и очевидной; она подскакивала, чтобы принести брату кофе, спрашивала у него совета, слушала все, что он говорил, с таким видом, будто сам Господь спустился на землю и проповедует верующимПрошло несколько минут, прежде чем Алекса сообразила, что Джули обращается к ней:

— В Чикаго есть универмаг «Конорс». Я иногда вижу его рекламу в газетах и модных журналах. Однажды Майкл привез мне оттуда шелковый шарф. Вы когда нибудь бывали там?
Алекса кивнула, невольно улыбнувшись при упоминании магазина, но не стала вдаваться в подробности.
— Вы, случайно, не родственница Коноров, тех людей, что владеют магазином?
— Родственница.
— И близкая?
— Очень, — призналась она, улыбнувшись при виде восторженного блеска в больших серых глазах Джули.— Мой прапрадед основал магазин.
— Потрясающе!

Мужчины взяли чашки с кофе и направились в гостиную.
— Следующие несколько дней отец работает в две смены. Я сегодня переночую у подруги — будем вместе готовить уроки. Утром вернусь и приготовлю завтрак.

Алекса, удивленная упоминанием об уроках, совершенно не обратила внимания на то обстоятельство, что остается наедине с Майклом.
— Ты учишься? Но почему? Разве сейчас не каникулы?
— Я хожу в летнюю школу. Таким образом, я смогу окончить ее в декабре, через два дня после того, как мне исполнится семнадцать.
— Но это слишком рано.
— А Майклу было шестнадцать.
— Неужели? — удивилась Алекса, засомневавшись в качестве подобного обучения в сельских школах, позволяющего так быстро усвоить школьную программу.
— А что ты станешь делать потом?

— Поступлю в колледж. Собираюсь специализироваться в одной из естественных наук, но еще не решила, в какой. Возможно, в биологии.
— В самом деле?
Джули, кивнув, с гордостью объявила:
— У меня полная стипендия. Майкл до тех пор не хочет уезжать, пока не убедится, что я смогу справиться без него. Правда, нет худа без добра: он смог получить степень магистра по управлению предприятием за это время. Хотя ему пришлось оставаться в Риджмонте и продолжать работать, чтобы оплатить медицинские счета матери.
Алекса удивленно уставилась на девушку:
— Майкл сумел… что?!
— Получить степень магистра по управлению предприятием. Ее получают после степени бакалавра, — пояснила девушка.— Ты… на самом деле… ты ничего о нем не знаешь, верно?
«Только как он целуется и занимается любовью», — со стыдом подумала Алекса.
— Не много, — тихо призналась она вслух.
— Ну не стоит так уж винить себя. Большинство людей считают, что Майкла не так то легко узнать, а вы были знакомы всего два дня.

Джули отправилась собирать книги, Патрик встал.
— Мне пора, — объявил он— Спокойной ночи, Алекса.
Майкл тоже встал и спросил, не хочет ли она пойти на прогулку. Радуясь каждой отсрочке, которая могла бы помешать ей отправиться спать, вне себя от тревоги, Алекса кивнула:
— С удовольствием.
Ночной воздух был теплым и свежим, а луна проложила по двору широкую дорожку. Не успели они спуститься с крыльца, как сзади возникла Джули с перекинутым через плечо свитером и учебниками в руках:

— До завтра! Джоэль ждет меня в конце подъездной дорожки. Я еду к ней домой готовить уроки.- Майкл, сдвинув брови, резко обернулся:
— В десять часов вечера?
Джули на миг остановилась, опершись на перила, и раздраженно улыбнулась.
— Майкл! — охнула она, закатив глаза, возмущенная таким бесцеремонным вмешательством в ее дела

— Джули сказала, что у тебя степень магистра по управлению предприятием. Почему ты позволил мне думать, что не поднялся выше простого плавильщика, который отправляется в Африку, чтобы попытать удачи на нефтяных полях?
— А что заставило тебя считать, что все плавильщики — обычные люди, а магистры — что то особенное?
Алекса расслышала мягкий упрек в его сливах и вся сжалась. Прислонившись к стволу дерева и чувствуя спиной шершавую кору, она сказала:
— Думаю, что ты позволил мне считать тебя простым литейщиком еще и потому, что хотел посмотреть, значит ли это что нибудь для меня. Это… что то вроде испытания, не так ли?
Майкл невольно хмыкнул:
— Скорее всего. Кто знает, может, я никогда не поднимусь на другую ступень…Что бы ты хотела узнать обо мне?

— То есть… — нерешительно начала она, — я должна узнать, не было ли в твоей семье сумасшедших и нет ли у тебя приводов в полицию?
— На оба этих вопроса могу ответить отрицательно. Как насчет тебя?
— Ни безумия, ни приводов.
И тут он заметил, как весело блестят ее глаза, и во второй раз за несколько минут испытал непреодолимое желание схватить ее в объятия и прижать к себе.
— Теперь твоя очередь спрашивать, — напомнила она. — Что ты хочешь узнать?
— Только одно, — объяснил Майкл с беспощадной откровенностью, упираясь обеими руками в ствол. — Ты хотя бы наполовину так сладка, как я думаю?
— Возможно, нет.
— Ты был женат раньше?
— Нет. А ты? — поддразнил он.
— Ты прекрасно знаешь, что я… я никогда…
— Знаю, — кивнул Майкл. —
Час спустя они сидели на крыльце ветхого домика. Майкл устроился ступенькой повыше, вытянув перед собой длинные ноги. Алекса прижала колени к груди, обхватив их руками. Они больше не делали попыток узнать друг друга, потому что Алекса ждет ребенка и вскоре состоится свадьба, и вели себя просто как любая парочка, сидящая на крыльце поздней летней ночью и наслаждающаяся тишиной и покоем.

Запрокинув голову, Алекса с полузакрытыми глазами прислушалась к треску кузнечика.
— О чем ты думаешь? — тихо спросил он.
— О том, что скоро будет осень,
Они в молчании выключили свет в гостиной и поднялись по ступенькам. Дверь комнаты Майкла выходила на площадку, а спальня Джули была слева, в конце коридора. Между ними располагалась ванная. Когда они оказались на площадке, Алекса решила взять инициативу в свои руки.

— Спокойной ночи, Майкл, — дрожащим голосом пробормотала она и, растянув губы в деланной улыбке, шагнула вперед, оставив его стоять на пороге.

Конец 8 серии.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Lika в Ср Июн 10, 2009 6:24 am

Оперативно,уже продолжение.
Я не понимаю Алексу,она любит Майкла или нет?Не нравится она мне.
А вот Майкл... сама бы от такого не отказалась.Краасивый,мужественный,добрый.внимательный.
Я полностью на его стороне.Что бы он не решил.
С большим нетерпением жду продолжения.
avatar
Lika
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Ср Июн 10, 2009 6:31 am

Спасибо за коментарий.
Вот и продолжение.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Ср Июн 10, 2009 6:34 am

9 Серия.
Майкл стоял у окна, глядя на залитый лунным светом газон

Он услышал, как Алекса вы ходит из ванной, и напрягся в ожидании. Шаги прозвучали по коридору, затихли у комнаты Джули. Раздался стук закрываемой двери.
Откинув простыню, Майкл лег в постель и сунул руки под голову, глядя в потолок, думая о Алексе.

Сегодня она рассказала Майклу о Лизе Престон, о том, как они стали друзьями, и только сейчас Майкл понял, что Алекса чувствовала себя своей не только в богатых особняках и загородных клубах, но и в доме таких бедняков, как семейство Престон. Усталость, наконец, одолела Майкла; глаза сами собой закрылись.

Алекса, склонив голову, стояла возле кровати Джули, измученная желаниями и сомнениями, которые не могла ни объяснить, ни унять. Ее беременность пока еще ничем не проявилась внешне, но, очевидно, вносила хаос и смуту в ее чувства. Менее часа назад она приходила в ужас от одной мысли, что очутится в постели с Майклом, сейчас же хотела этого больше всего на свете. Майкл точно знал, какая ласка, какое прикосновение сможет заставить ее потерять разум, и весь его сексуальный опыт, очевидно и он, должно быть, занимался любовью сотни раз сотнями способов и с сотней женщин.

Алекса вспомнила нежность, сиявшую в серых глазах, когда он спросил, так ли она сладка, как кажется. И то же выражение согревало его взгляд каждый раз, когда он смотрел на нее, пока они сидели на крыльце.
Почему Майкл не пытался уговорить ее пойти с ним?
С бешено бьющимся сердцем она потихоньку вышла в коридор. Дверь его комнаты была открыта, Алекса видела это, когда выходила из ванной. Если Майкл уже успел заснуть, она просто вернется назад и ляжет в постель. Пусть судьба все решит.
Алекса встала на пороге, наблюдая за спящим Майклом.

Лунный свет, пробиваясь сквозь прозрачные занавески, падал на его лицо. Она немного успокоилась, но по-прежнему не двигалась с места, поражаясь буйству чувств, пославших ее сюда, в эту комнату. Подумать только, она потеряла голову настолько, что теперь стоит здесь и следит за человеком без его ведома!
Расстроено поморщившись, Алекса повернулась, чтобы уйти.
Майкл так и не понял, что разбудило его и как долго Алекса находилась в комнате, но когда открыл глаза, она уже вышла в коридор. Он остановил ее, сказав первое, что пришло в голову:
— Не делай этого, Алекса!

Бесцеремонное приказание заставило Алексу круто развернуться, так, что копна волос рассыпалась по плечам. Не совсем уверенная в истинном смысле его слов, она безуспешно попыталась разглядеть лицо Майкла в темноте и, наконец, шагнула вперед.
Майкл молча следил за ней. На Алексе была только короткая шелковая ночная сорочка, едва доходившая до стройных бедер. Майкл подвинулся и откинул простыню. Алекса поколебалась и села на постель, совсем близко, расширенными от смущения глазами изучая его лицо.
— Не знаю почему, — тихо, дрожащим голосом выговорила она, наконец, — но сейчас я боюсь куда больше, чем в тот раз.
Майкл мрачновато улыбнулся и погладил ее по щеке:
— Представь, и я тоже.
За этим последовало долгое молчание. Оба не шевелились, если не считать того, что Майкл осторожно ласкал большим пальцем нежную шею. Они словно чувствовали, что сейчас, в следующее мгновение предстоит сделать первый шаг по неведомой и, возможно, опасной дороге. Алекса ощущала это подсознательно, Майкл понимал совершенно ясно, однако было что-то бесконечно верное и правильное в том, что они собирались сделать.
— Думаю, справедливо будет предупредить тебя, — прошептал он, с силой обхватывая ее шею и притягивая ее губы к своим, — что сейчас мы рискуем куда больше, чем шесть недель назад.



Алекса заглянула в пылающие глаза и поняла, что Майкл предостерегает ее от настоящего глубокого увлечения, когда обратной дороги уже не будет.
— Решайся, — хрипло выдохнул он.
— Я… — начала она, но тут что-то остановило ее. Алекса с приглушенным стоном наклонилась и поцеловала Майкла, с силой прижавшись губами к его губам, и его руки снова обвились вокруг ее плеч, притягивая ее все ближе, сжимая стальной хваткой.
Он быстро опрокинул ее на спину, обжигая безумными поцелуями……



— Хорошо спала? — спросила Джули на следующее утро, стоя у кухонного стола и намазывая маслом тост.
— Прекрасно, — ответила Алекса, отчаянно пытаясь не выглядеть так, словно провела эту ночь, занимаясь любовью с братом Джули.
— Хочешь, я помогу готовить завтрак?
— Ни за что. Па всю эту неделю работает в две смены, с трех дня до семи утра. Когда он приходит домой, ничего не желает, кроме как поесть и выспаться. Я уже приготовила ему завтрак. Майкл никогда ничего не ест по утрам. Хочешь отнести ему кофе? Я обычно приношу его перед тем, как зазвонит будильник, а именно…
Она взглянула на пластмассовые кухонные часы в виде чайника:
— ..через десять минут.
Обрадованная тем, что может сделать что-то для Майкла, Алекса кивнула и, налив кофе в кружку, нерешительно протянула руку к сахарнице.


— Он пьет только черный кофе, — пояснила Джули, улыбаясь. — Кстати, по утрам он ведет себя, как настоящий медведь, так что не жди радостного приветствия.
— Правда? — нахмурилась Алекса, не зная, что делать.
— Он не злится, просто молчит.
Джули оказалась отчасти права. Когда Алекса, постучавшись, вошла, Майкл перекатился на спину, тупо уставившись в потолок и явно не понимая, на каком он свете.

Единственным приветствием послужила легкая благодарная улыбка. Громко вздохнув, Майкл сел и потянулся за кружкой, Алекса нерешительно подошла к постели, наблюдая, как он пьет, жадно, словно от этого зависит его жизнь, и, чувствуя себя ненужной и назойливой, повернулась, чтобы уйти. Но Майкл поймал ее за руку, и Алекса послушно уселась рядом.
— Почему только я чувствую себя таким измученным сегодня утром? — осведомился он все еще хрипловатым со сна голосом.
— Просто я жаворонок, — сообщила Алекса, — и, возможно, к полудню буду с ног валиться.
Он оглядел костюм, позаимствованный у Джули:
— На тебе этот наряд выглядит так, словно просится на обложку журнала мод.
Это был первый комплимент, сказанный им
Патрик вернулся домой, позавтракал и лег спать. Джули, весело помахав на прощание рукой, ушла в половине девятого, предупредив, что снова останется ночевать у подруги. Через час Алекса решила позвонить домой и передать через дворецкого отцу, что задерживается.



Но вместо этого Альберт сообщил, что отец велел немедленно возвращаться домой, объяснить причину столь внезапного исчезновения. Алекса просила сказать отцу, что все в порядке, и она вернется только в воскресенье.
Конец 9 серии.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Ср Июн 10, 2009 6:39 am

10 Серия.

После этого время, казалось, замедлило бег и тянулось бесконечно. Стараясь не разбудить Патрика, Алекса вошла в гостиную, чтобы найти какую-нибудь подходящую книгу. Выбор оказался неплохим, но Алекса была слишком взволнована, чтобы сосредоточиться на длинном романе. Среди журналов, сложенных на столике, Алекса отыскала старое руководство по вязанию крючком и начала изучать его с всевозрастающим интересом, особенно после того, как мысленно представила оригинальные и красивые детские пинетки.



И поскольку особых дел не предвиделось, Алекса решила попытаться связать что-нибудь и поехала в город. В галантерейном магазине Джексона она купила журнал для вязания, полдюжины мотков пушистой пряжи и большой деревянный крючок толщиной в мизинец.
Она уже открыла машину, припаркованную у скобяной лавки» Тру Вэлью «, но вовремя сообразила, что ужин, по-видимому, придется готовить ей. Швырнув на сиденье пакет с пряжей, она пересекла улицу, вошла в бакалейную лавку и несколько минут бродила среди заставленных товарами полок, справедливо сомневаясь в собственных кулинарных способностях. Алекса долго нерешительно стояла перед мясным прилавком, вспоминая, какой чудесный мясной хлеб подала вчера Джули. Но сегодня придется приготовить что-нибудь попроще.Алекса рассеянно оглядела бифштексы, свиные отбивные, телячью печень и неожиданно заметила пакеты с сосисками. И тут ее осенило вдохновение. Если повезет, она сумеет превратить ужин в ностальгическое приключение вместо кулинарной катастрофы. Улыбаясь, она купила сосиски, кулек с булочками и огромный мешок зефира.
Вернувшись, домой Алекса села на диване и стала вязать. В два часа пока еще незаметная беременность дала себя знать, и Алекса, зевнув, отложила крючок и свернулась на диване. Она немного поспит, а потом уберет пряжу и подготовится к приходу Майкла.



Мысль о возвращении к ней Майкла после тяжелой работы наполнила ее неожиданным восторгом. Подложив руку под щеку, Алекса вспомнила о том, как он ласкал ее прошлой ночью, и заставила себя думать о другом, потому что испугалась томительно-сладостной боли, охватившей ее. Ей грозила серьезная опасность влюбиться в отца своего ребенка. Серьезная опасность?
Алекса улыбнулась. Что может быть прекраснее,… особенно если и Майкл испытывает те же чувства? А ей казалось, что это так и есть.




Скрип гравия под шинами донесся из открытого окна, и Алекса, в испуге раскрыв глаза, села. На часах половина пятого.



Она наспех расчесала пальцами волосы и откинула их со лба. Не успела Алекса убрать крючок и пряжу, как дверь распахнулась, и ее сердце радостно подскочило при виде Майкла.
— Привет, — прошептала она и неожиданно представила много-много таких же спокойных, мирных вечеров впереди, вечеров, когда Майкл будет возвращаться домой, к ней. Интересно, думает ли он о том же?




Алекса немедленно упрекнула себя за глупость. У нее слишком много свободного времени, а Майкл, без сомнения, занят совершенно другими мыслями.
— Как прошел день?
Майкл взглянул на стоявшую у диван Алексу а, и видение череды подобных дней вихрем пронеслось перед глазами, дней, когда он будет возвращаться домой, к золотоволосой богине, встречающей его улыбкой, неизменно пробуждающей в нем такое странное чувство, будто он только что убил дракона голыми руками, изобрел лекарство от насморка и нашел способ установить мир на земле.
— Прекрасно, — заверил он. — А у тебя? Алекса провела день в тревогах и мыслях о Майкле, но поскольку не могла признаться в этом, объяснила:
— Я решила поучиться вязать крючком. В доказательство своих слов она подняла длинный шнур.
— Настоящая маленькая хозяюшка, — поддразнил Майкл, оглядывая цепочку, исчезавшую под журнальным столиком. Глаза его удивленно расширились:
— Что ты вяжешь?
Алекса подавила смущенный смешок, потому что сама не имела ни малейшего представления.
— Догадайся, — сказала она, сделав загадочное лицо и одновременно придумывая, что сказать.
Майкл нагнулся, поднял конец шнура и начал отходить, пока кремовая нить не протянулась по всей комнате.
— Ковер? — серьезно осведомился он.
— Алекса шутливо нахмурилась.— Конечно, не ковер.
Майкл мгновенно стал серьезным и покаянно попросил:
— Намекни хотя бы!
— Какие тут намеки! Все очень просто. Довяжу до конца, добавлю еще несколько рядов, чтобы было пошире, накрахмалю, и сможешь огородить свой участок!
С трясущимися от смеха плечами Майкл сжал ее в объятиях, не обращая внимания на то, что крючок упирается ему в грудь.



— Я кое-что купила на ужин, — объявила она, чуть отстранившись.
Майкл намеревался пригласить ее куда-нибудь, но сейчас радостно улыбнулся:
— А мне показалось, будто ты сказала, что не умеешь готовить.
— Поймешь все, когда увидишь, что я купила, — вздохнула она, уводя его в кухню.
— Очень умно, — ухмыльнулся Майкл, развернув пакеты. — Нашла способ заставить меня готовить.
Он пробыл дома менее десяти минут и вот уже второй раз ощущал себя так, словно жизнь была наполнена весельем и смехом.
Алекса принесла одеяло и еду, а Майкл разжег костер.




Они провели вечер во дворе, объедаясь пережаренными сосисками, недопеченными булочками и полурастаявшим зефиром, говорили обо всем, начиная с необычного отсутствия неприятных симптомов беременности и кончая достойным всяческих похвал вкусом зефира. Уже в сумерках они закончили ужин, и Алекса убрала тарелки и отправилась в кухню мыть посуду.



Майкл ожидал ее возвращения, лениво глядя в темнеющее небо, лежа рядом с грудой собранных осенних листьев, которые только что положил в костер, чтобы удивить Алексу.



Когда Алекса появилась во дворе, в воздухе разливался восхитительный аромат осени, а Майкл сидел на одеяле, стараясь сделать вид, что нет ничего странного в запахе осенних листьев в августе. Алекса встала на колени на одеяло, долго смотрела на огонь, а потом подняла лицо к Майклу, и даже в темноте он заметил, как сияют ее глаза.
— Спасибо, — просто сказала она.
— Пожалуйста, — ответил он внезапно охрипшим голосом и протянул руку, пытаясь справиться с приливной волной нахлынувшего желания, когда Алекса, не правильно поняв приглашение сесть рядом, устроилась между его ногами, с тем чтобы, повернувшись к нему спиной, любоваться костром.




Все сменилось отчаянной радостью, когда она тихо призналась:
— Лучшей ночи у меня в жизни не было, Майкл.
Майкл обнял ее за талию, осторожно прикрыв ладонями плоский живот и стараясь не выказать, как он растроган. Свободной рукой Майкл откинул ее волосы и поцеловал в затылок.
— Как насчет прошлой ночи? Алекса нагнула голову под натиском горячих губ и тут же поправилась:— Это вторая самая лучшая ночь в моей жизни



Конец 10 серии.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор angel в Чт Июн 11, 2009 1:40 am

Ой,как я рада за них.
Майкл просто душка.
avatar
angel
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Kasandra в Чт Июн 11, 2009 1:52 am

Ничего себе,сколько я пропустила.
Ты молодец,видно что стараешься.
Пишешь быстро,скрины намного лучше.

_________________
Самый злой администратор
avatar
Kasandra
Admin


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Саманта в Сб Июн 13, 2009 4:10 am

Похоже они полюбили друг-друга.
Надеюсь у них все будет хорошо.
avatar
Саманта
Пользователь
Пользователь


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор krasavica в Сб Июн 13, 2009 4:13 am

Мне сериал не нравится.
Скрины ужасные.
Текст скучный.
Прям мыльная опера.
Уже столько серий,а интриги нет.Сплошные сопли.
Полный бред.
avatar
krasavica
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Июн 13, 2009 4:20 am

Саманта, спасибо,рада что сериал нравится.
krasavica,вас никто не заставляет читать.
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Kasandra в Сб Июн 13, 2009 4:25 am

krasavica,может не стоит грубить?

_________________
Самый злой администратор
avatar
Kasandra
Admin


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:54 am

[SIZE="4"]11 Серия.[/SIZE]

[SIZE="3"]— Где Алекса? — спросил Майкл у Джули, вернувшись домой на следующий день.
Сестра подняла глаза от стола, за которым делала уроки.
[/SIZE]



[SIZE="3"]— Уехала кататься верхом. Сказала, что вернется еще до того, как ты будешь дома, только ты явился на два часа раньше. — И с улыбкой добавила:
— Интересно, что это тебя так тянет сюда?
— Хрюшка несчастная, — пробурчал Майкл, взъерошив ее темные волосы и направляясь к черному ходу.
Вчера Алекса сказала Майклу, что любит кататься верхом, поэтому сегодня утром он зашел к соседу и договорился с ним, что тот одолжит Алексе одну из своих лошадей.
Оказавшись во дворе, он миновал заросший сорняками участок, бывший когда то огородом его матери, и начал внимательно вглядываться в окружающие поля, пытаясь обнаружитьАлексу. Он был уже на полпути к забору, когда увиделАлексу, и едва не затрясся от страха.[/SIZE]




[SIZE="3"] Гнедая лошадь ровным галопом шла вдоль забора, а Алекса низко пригнулась к самой ее шее, не обращая внимания на то, что длинные белокурые волосы развеваются по ветру. Когда Алекса приблизилась, Майкл понял, что она собирается свернуть и направить лошадь к амбару. Он тоже устремился туда, не сводя с нее глаз, чувствуя, как сердце бьется ровнее, а страх тает.
— Привет, — окликнула она с раскрасневшимся, сияющим лицом и остановила лошадь у амбара, рядом с копной гнилого сена.
[/SIZE]



[SIZE="3"]— Нужно немного поводить ее, — добавила она.
Несколько минут Алекса с удовольствием наблюдала, как он прогуливает лошадь,
[/SIZE]



[SIZE="3"]— Думаю, нам пора поговорить, — объявил он, выпрямляясь. — Согласившись жениться на тебе, я упоминал о некоторых условиях. Тогда я не был уверен в том, каковы они. Но сейчас понял.
— Ив чем же дело?
— Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Африку. Ну вот, он произнес это. Теперь оставалось только ждать.[/SIZE]



[SIZE="3"]Потрясенная неожиданным возникновением каких то условий, вне себя от радости из за того, что он не желает ее оставлять, и раздраженная повелительным тоном, Алекса, в свою очередь, спросила:
— — Мне бы хотелось сначала понять кое что. Хочешь сказать, что о свадьбе не может быть и речи, если я не соглашусь поехать с тобой?
— Я первым задал вопрос, так что, если можно, сначала твоя очередь.
Улыбнувшись про себя, Алекса сделала вид, что погружена в мучительные раздумья:
— Так ты хочешь, чтобы я отправилась с тобой вАфрику? Майкл кивнул:
— Я сегодня звонилДжону. Он утверждает, что жилищные условия и медицинское обслуживание там вполне на уровне. Но сначала я должен сам в этом убедиться. Если они приемлемы, я хотел бы, чтобы ты приехала ко мне.
— Не думаю, что это очень уж справедливо, — объявила она с самым серьезным видом, желая отплатить ему тем же и заставить его нетерпеливо дожидаться ответа.[/SIZE]




[SIZE="3"]Майкл слегка насторожился:
— Но лучшего я ничего не могу предложить.
— По моему, ты в крайне невыгодном положении, — пояснила Алекса, устремляясь к дому, чтобы скрыть улыбку. — Я получаю мужа, ребенка, собственный дом плюс возможность узнать новую страну, а ты всего навсего обзаводишься женой, которая, вероятно, сварит на обед рубашки, накрахмалит хлеб у все будет путать…
Она неожиданно взвизгнула, почувствовав увесистый шлепок по заду, но тут же, обернувшись, столкнулась с ним и, подняв глаза, изумленно поняла, что Майкл не улыбается. Он долго смотрел на нее с неописуемым выражением и внезапно с силой прижал к груди.
Джули стояла у кухонного окна, наблюдая, как Майкл, поцеловав Алексу, неохотно отпустил ее и, широко улыбаясь, долго наблюдал, как она идет к дому.[/SIZE]




[SIZE="3"]— Па, — охнула девушка, ошеломленно уставясь на отца, — Майкл, кажется, влюбился.
— Тогда помоги ему Бог!
— Разве тебе не нравится Алекса. — удивилась Джули.
— Я видел, как она оглядывала этот дом, когда впервые вошла сюда! Смотрит на нас свысока, задирает нос, словно в хлеву оказалась!
Лицо девушки омрачилось, но она все же упрямо покачала головой:
— В тот день она ужасно боялась. Честное слово, я сама это видела!
— Именно Майклу следовало бы побаиваться. Если он ничего не добьется в жизни, она бросит его ради какого нибудь богатого ублюдка, и кончится тем, что ему даже моего внука не позволят навещать.[/SIZE]




[SIZE="3"]— Ни за что не поверю!
— У него нет ни одного шанса на миллион быть счастливым с ней, — резко бросил Патрик. — Знаешь, что это такое — быть женатым на женщине, которую любишь, пытаться сделать для нее все на свете или по крайней мере дать больше, чем она имела до свадьбы, и ничего не суметь? Можешь представить, каково это — каждый день смотреться в зеркало и знать, что ты неудачник, жалкий неудачник?
— Ты думаешь о маме, — встревожилась Джули, пристально глядя в осунувшееся, несчастное лицо отца. — Ма никогда не считала тебя неудачником и сто раз говорила мне, какой счастливой ты ее сделал.[/SIZE]




[SIZE="3"]— Лучше бы я дал ей меньше счастья, но сумел продлить жизнь, — с горечью пробормотал Патрик, отворачиваясь, но Джули увидела, как подавлен отец, куда заводит его искаженная логика. Двойные смены изматывают его, и недалек тот день, когда он снова сорвется и запьет, чтобы забыться.
— Ма жила на пять лет дольше, чем предсказывали врачи, — напомнила она. — А если Майкл хочет, чтобы Алексас ним осталась, наверняка найдет способ. Он похож на ма. Настоящий борец.
Патрик протянул руку и нежно приподнял подбородок дочери:
— В сердцах некоторых людей любовь живет вечно, Джули. В сердцах и душах. Такие, как мы, не забывают.
Отняв пальцы, он выглянул в окно, и лицо на миг приняло беспощадное выражение:
— Любя Майкла, я искренне надеюсь, что с ним такого не случится. У него большие планы на будущее, но для этого нужно многим жертвовать, а богатые девушки не представляют, что это такое. У такой, как она, не хватит мужества пройти с ним все испытания, и при первой же неприятности она сбежит, вот увидишь![/SIZE]



[SIZE="3"]Алекса застыла на пороге, потрясенная услышанным. Патрик направился к двери, и они оказались лицом к лицу. У Патрика хватило такта немного смутиться, но он по прежнему стоял на своем:[/SIZE]
[SIZE="3"]— Вы слышали все, и я очень сожалею, Алекса. Но это мое мнение, и я не собираюсь от него отказываться.
Девушке было очень больно, и Патрик это видел, не она взглянула ему прямо в глаза и со спокойным достоинством ответила:
— Надеюсь, вы с такой же готовностью признаете свою не правоту, когда поймете, как ошибались, мистер Клейторн.
— Если вы докажете, что я не прав, Алекса, сделаете меня самым счастливым человеком на свете.[/SIZE]




[SIZE="3"]Алекса кивком ответила на нерешительное предложение перемирия.
— Вы носите моего внука, — добавил Патрик. — Я бы хотел, чтобы он рос с обоими родителями, которые еще будут женаты к тому времени, как он окончит колледж.
— Я тоже хочу этого, мистер Клейторн. Гримаса, появившаяся на губах Патрика, почти напоминала улыбку.[/SIZE]



[SIZE="4"]Конец 11 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:55 am

[CENTER][SIZE="4"]12 Серия.[/SIZE]


[SIZE="3"]Солнечные лучи пробивались сквозь лобовое стекло и сверкали на золотом обручальном кольце, которое Майкл вчера надел ей на палец во время простой гражданской церемонии, совершенной местным судьей в присутствии только двух свидетелей — Джули и Патрика. По сравнению с роскошными, богатыми свадьбами в лучших церквах Чикаго ее собственная оказалась короткой и весьма прозаической, чего, правда, нельзя было сказать о медовом месяце, или, вернее говоря, ночи, проведенной в постели Майкла.[/SIZE]



[SIZE="3"]Сегодня утром, пока она еще почти спала, Майкл поставил поднос с завтраком на тумбочку и уселся на постель. Алекса знала, что до конца жизни не забудет ослепительный блеск белозубой мальчишеской улыбки, когда он нагнулся над ней и прошептал:
— Просыпайся, спящая красавица, и поцелуй лягушку.
Но теперь, глядя на него, она не находила ничего мальчишеского в этой квадратной челюсти и упрямом подбородке… хотя были и другие моменты, когда он смеялся или спал и темные волосы были взъерошены, а выражение лица казалось трогательно нежным. А ресницы! Только вчера утром она заметила эти густые пушистые ресницы, веерами лежавшие на щеке спящего Майкла, и едва подавила абсурдный порыв наклониться над ним и подоткнуть одеяло как маленькому.
Майкл заметил, что она исподтишка изучает его и пошутил:[/SIZE]




[SIZE="3"]— Я что, забыл сегодня утром побриться? Алекса едва подавила испуганный смешок: настолько его слова не соответствовали ее мыслям.
— По правде говоря, я думала, что ради таких ресниц, как у тебя, любая девушка пойдет на убийство.
— Поосторожнее, — предупредил он, бросив на нее деланно угрюмый взгляд. — В шестом классе я побил парня за то, что он сказал, будто у меня девчоночьи ресницы.
Алекса засмеялась, но по мере того как они приближались к ее дому и встреча с отцом становилась все неизбежнее, беспечное настроение, которое оба пытались сохранить, менялось на глазах. Через два дня Майкл улетал в Африку, так что вместе им осталось быть совсем немного. И хотя Майкл уступил просьбе Алексы пока ничего не говорить отцу о ее беременности, на самом деле был с самого начала против такого решения.[/SIZE]


[SIZE="3"]
— Ну вот, приехали, — вздохнула Алекса, когда машина свернула на усыпанную щебнем дорожку. — Дом, милый дом.
— Если отец любит тебя так сильно, как ты считаешь, — со спокойной уверенностью сказал Майкл, помогая ей выйти из машины, — он сделает все возможное, чтобы примириться с твоим браком, после того, конечно, как немного очнется от потрясения.
— Ну вот, начинается, — пробормотала она, глубоко вздохнув. Поскольку Алекса утром позвонила Альберту и попросила предупредить отца, что приедет днем, можно было предположить, что он уже ждет.
[/SIZE]



[SIZE="3"]Она оказалась права. Не успела Алекса открыть дверь, как отец выскочил из гостиной. Выглядел он так, словно не спал и не ел неделю.
— Где ты была, черт возьми? — загремел он, казалось, готовый вот вот наброситься на дочь. Не замечая Майкла, стоявшего в нескольких шагах за ее спиной, он продолжал бушевать:
— Ты что пытаешься окончательно свести меня с ума, Алекса?[/SIZE]



[SIZE="3"]— Успокойся на минуту, и я все объясню, — попросила Алекса, показывая на Майкла.[/SIZE]



[SIZE="3"]Только сейчас Марк увидел спутника Алексы:
— Сукин сын![/SIZE]



[SIZE="3"]— Это не то, о чем ты думаешь, — вскрикнула Алекса. — Мы женаты!
— Что?![/SIZE]


[SIZE="3"]— Женаты, — повторил Майкл спокойным, неумолимым голосом.
Филип в мгновение ока угадал, почему дочь так поспешно вышла замуж за человека, которого едва знала. Она беременна!
— Иисусе! — взорвался он.
Повернувшись на каблуках, Марк приказал обоим немедленно идти в кабинет и захлопнул дверь с грохотом, потрясшим стены.
Полностью игнорируя Алексу, он метался по кабинету, словно разъяренная пантера, и в каждом взгляде, брошенном на Майкла, сверкала злобная ненависть. Время тянулось бесконечно, пока он кричал на новоявленного зятя, обвиняя его во всех грехах, от насилия до разбойного нападения, и бесился все больше, потому что в ответ на все тирады Майкл лишь плотнее сжимал губы, бесстрастно, спокойно, так что со стороны казалось, будто он замкнулся в угрюмом равнодушии.[/SIZE]




[SIZE="3"]Чувствуя, как саднит горло от непрошеных слез, Алекса поняла, как ошибался Майкл. Отец никогда не поймет и не примет ее брака. Он просто выкинет ее из жизни, совсем как в свое время мать, и несмотря на все их противоречия и споры в последнее время, Алекса была совершенно убита. Майкл оставался почти незнакомцем, а вскоре она лишится и отца, единственного родного человека. Нет смысла пытаться объяснять или защищать Майкла, потому что каждый раз, когда она прерывала очередную гневную тираду, отец либо не обращал на нее внимания, либо злился еще больше.
Встав, Алекса с достоинством, на которое только была способна, объявила:[/SIZE]




[SIZE="3"]— Я собиралась пожить здесь до отъезда в Африку, но это, очевидно, невозможно. Сейчас поднимусь наверх, захвачу несколько платьев, и мы уедем.
Она повернулась к Майклу, чтобы попросить его подождать около машины, но отец перебил ее напряженным звенящим голосом:
— Это твой дом, Алекса, и принадлежит тебе. Нам с Клейторном необходимо поговорить наедине.
Алексе это не понравилось, но Майкл коротким кивком попросил ее уйти.
— Мои поздравления, Клейторн, — с горечью бросил Марк, саркастически ухмыляясь. — Соблазнили и наградили ребенком невинную восемнадцатилетнюю девчонку, у которой вся жизнь впереди — она могла бы получить образование в колледже, путешествовать по всему миру и иметь все самое лучшее.
И, пронзив Майкла пренебрежительным взглядом, добавил:
— Знаете ли вы, почему у нас существуют клубы, подобные «Блэквуду»?
Майкл продолжал молчать, и Марк ответил за него:
[/SIZE]


[SIZE="3"]— Затем, чтобы оградить наши семьи и дочерей от таких втируш подонков, — как вы.
Конор, казалось, почувствовал, что больно ранил Майкла, и с инстинктом вампира продолжал высасывать кровь:
— Алексе восемнадцать, а вы украли ее юность — она еще не готова быть женой и матерью. А теперь еще и пожелали тащить ее в какую то Богом забытую глушь и заставить жить в рабочем поселке, как жалкой оборванке. Я бывал в Африке, хорошо знаком с Бредли Соммерсом и прекрасно знаю, где он собирается производить бурение, что это за места и каково там приходится людям. Придется прорубать мачете тропы в джунглях, чтобы добраться от поселка, считающегося в тех местах оплотом цивилизации, до буровой. После каждого нового дождя дорожки исчезают. Все припасы доставляются вертолетами — ни телефонов, ни кондиционеров, никаких удобств! И в эту влажную адскую дыру вы собираетесь везти мою дочь?
. Впервые с той минуты, как Майкл переступил порог кабинета, он решил заговорить:
[/SIZE]



[SIZE="3"]— В шестидесяти милях есть большая деревня, — хладнокровно сообщил он.
— Бред! Шестьдесят миль — это восемь часов на джипе, если, конечно, тропа, которую вы прорубили, еще не успела зарасти. Или намереваетесь заточить мою дочь в деревне на полтора года? А когда собираетесь навещать? Насколько я понимаю, там приняты двенадцатичасовые смены.
— На буровой построены коттеджи, — возразил Майкл, хотя подозревал, что, вопреки уверениям Соммерса, они вряд ли пригодны для не привыкшей к трудностям молодой женщины.
— Да, прекрасное будущее вы ей предлагаете, — с уничтожающим презрением фыркнулКонор. — Хижина на буровой или лачуга в заброшенной деревне, на краю света.
И, проворачивая словесный нож в ране, продолжал:[/SIZE]




[SIZE="3"]— У вас толстая шкура, Клейторн, должен признать. Вынесли все, что я тут наговорил, не моргнув глазом. Но есть ли у вас совесть? Продали свои мечты моей дочери в обмен на всю ее жизнь. Так вот, у нее тоже были мечты, подонок вы этакий! Алекса хотела поступить в колледж, с детства любила одного человека… сына банкира, кто мог бы подарить ей весь мир. Она не знала, что мне об этом известно. А вам говорила что нибудь?
Майкл сцепил челюсти, но ничего не ответил.
— Скажите, где она взяла то, что на ней надето? Подумать только, пробыла с вами всего несколько дней и уже выглядит как домохозяйка из рабочего поселка! Так вот, — деловито продолжал он, — это приводит нас к следующему вопросу, который, как я уверен, жизненно важен для вас, — деньги. Вы ни цента не увидите из денег Алексы. Я достаточно ясно выразился?[/SIZE]




[SIZE="3"]— Абсолютно, — процедил Майкл. — А теперь позвольте мне напомнить вам кое о чем. У нас будет ребенок. Алекса уже беременна, поэтому почти все сказанное вами практически не имеет значения.
— Она хотела учиться в колледже, — возразил Марк. — И все знали это. Я отошлю ее отсюда, и она сможет спокойно родить. Кроме того, еще есть время предпринять кое какие меры…
Глаза Майкла яростно сверкнули:
— С моим ребенком ничего не должно случиться, — предостерег он тихо, но разъяренно.
— Прекрасно. Если хотите, сможете забрать его. В хаосе последних дней никто из них не подумал о такой возможности. Правда, в этом не было особой необходимости. И Майкл с гораздо большей долей убедительности, чем чувствовал на самом деле, ответил:
— Это просто вздор! Алекса хочет остаться со мной.
— Ну конечно, — вскинулся Марк. — Секс для нее — совершенно новое впечатление. — И, бросив на Майкла понимающий брезгливый взгляд, добавил:
— Но не для вас, верно?
Они словно заправские дуэлянты обменивались вместо ударов словами, причем у Филипа рапира была острее, а Майкл лишь оборонялся.
— Когда вы уедете и секс потеряет свою привлекательность, Алекса начнет мыслить более ясно, — с абсолютной убежденностью провозгласил Конор. — И захочет осуществить свои мечты, не ваши: посещать колледж, встречаться с друзьями… Поэтому прошу, уступите мне, и я готов заплатить любую сумму. Если она похожа на мать, значит, беременность не будет заметна до шести месяцев, и у нее еще будет время передумать. Пожалуйста, уговорите ее, чтобы она держала этот омерзительный брак и беременность в секрете…
Не желая показать Марку, что он победил, Майкл коротко ответил:
— Она уже решила сделать это и пока не сможет приехать ко мне, в Африку.
И при виде радости, осветившей лицо Конора, сжал зубы.[/SIZE]



[SIZE="3"]— Прекрасно, если никто не узнает о том, что вы женаты, значит, можно будет спокойно получить развод, без лишних сплетен. Вот что я предлагаю, Клейторн: в обмен на то, что вы освободите Алексу от своего присутствия, я вложу значительную сумму денег в любое сумасбродное предприятие, которое вы намереваетесь затеять, вернувшись из Африки.[/SIZE]
[SIZE="3"]Майкл холодно наблюдал, как Марк достает из стола чековую книжку. Из чистого злорадства он остался сидеть на месте и наблюдал, как Конор выписывает чек — пусть потрудится, прежде чем Майкл откажется от его подачки. Это не такое уж большое возмездие за все пытки, которым он подверг Майкла. Конор закончил писать, отбросил перо и устремился к Майклу. [/SIZE]




[SIZE="3"]— Через пять минут после того, как вы выйдете из комнаты, я звоню в банк и приказываю заморозить этот чек, — предостерег Марк. — Как только вы убедите Алексу покончить с этой комедией брака, велю выплатить деньги. Это ваша награда — сто пятьдесят тысяч долларов за то, что не захотите уничтожить жизнь восемнадцатилетней девушки. Возьмите!
Но Майкл не обратил внимания на протянутую руку.
— Возьмите чек, потому что больше вы не увидите ни цента из моих денег.
— Не нужны мне ваши проклятые деньги!
— Предупреждаю вас, Клейторн, — прошипел он, снова потемнев лицом от ярости, — лучше возьмите чек!
— Суньте его себе в… — с ледяным хладнокровием отозвался Майкл.
Конор с поразительной силой выбросил вперед кулак, но Майкл увернулся от удара, схватил противника за запястье, рванул на себя, развернул и заломил руку за спину.[/SIZE]



[SIZE="3"]— Слушайте меня, Конор, — тихо прорычал он. — Через несколько лет у меня будет достаточно денег, чтобы купить и продать вас, но если попытаетесь вмешиваться в нашу жизнь, я убью вас! Надеюсь, мы поняли друг друга?
— Отпусти меня, сукин сын! Майкл отшвырнул его и пошел к выходу. Конор в мгновение ока успел оправиться и прийти в себя.
— Обедаем в три часа, — рявкнул он. — Предпочитаю, чтобы вы не расстраивали Алексу рассказами о том, что здесь произошло. Как вы верно указали, она беременна.
Майкл, уже положив ладонь на дверную ручку, обернулся, словно против воли соглашаясь, но Конорт еще не закончил. Как ни удивительно, он словно растратил ярость и теперь был вынужден неохотно признать, что не может разорвать этот союз и все дальнейшие попытки могут вызвать непоправимое отчуждение между ним и Алексой.
— Я не хочу потерять дочь, Клейторн, — мрачно признался он. — Очевидно, мы с вами не выносим друг друга, но хотя бы ради нее нужно попытаться поладить.
Майкл изучал рассерженное, замкнутое лицо собеседника, но не мог найти никаких признаков двуличия, и кроме того, предложение Конора действительно было сделано в интересах Алексы. Поэтому Майкл коротко кивнул, соглашаясь:
— Нужно попытаться.
Марк Конор поглядел ему вслед и, подождав, пока закроется дверь, со зловещей улыбкой медленно разорвал чек.[/SIZE]



[SIZE="3"]— Клейторн, — презрительно бросил он, — сейчас ты совершил две роковые ошибки: отказался от чека и недооценил своего врага[/SIZE]
[SIZE="4"]
Конец 12 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:56 am

13 Серия.[/SIZE]

[SIZE="3"]Лежа рядом с Майклом, Алекса уставилась в полог над головой, встревоженная переменами, которые почувствовала в муже с тех пор, как он поговорил с ее отцом. Когда она пыталась расспросить о том, что произошло в библиотеке, Майкл лишь ответил:
— Пытался уговорить меня убраться из твоей жизни.
И поскольку мужчины вели себя друг с другом неизменно вежливо, Алекса предположила, что они заключили перемирие, и весело спросила:
— И как, ему это удалось?
Майкл отрицательно покачал головой
— О чем ты думаешь? — резко спросил он. Удивленная его внезапным желанием поговорить, она честно ответила:[/SIZE]




[SIZE="3"]— О том, что мы знаем друг друга всего шесть дней. Издевательская улыбка скривила красиво очерченные губы, словно он ожидал подобного ответа.
— Превосходная причина отказаться от идеи жить вместе, не так ли?
Неловкое чувство мгновенно перешло в безумную панику, и с неожиданной ясностью Алекса поняла причину столь сильного чувства: она влюблена в Майкла! Безнадежно влюблена и болезненно уязвима из-за этого.
Надеясь, что выглядит достаточно беззаботно, она перевернулась на живот и приподнялась на руках, не совсем понимая, констатирует ли он факт или пытается угадать ее мысли. Первым порывом было предположить, что он попросту слишком резко выразил собственное мнение, и попытаться спасти свою гордость, согласившись с ним, или отнестись к происходящему с притворным безразличием. Но в таком случае она никогда не узнает наверняка, что творится с Майклом, и эта неопределенность сводила ее с ума. Кроме того, взрослые люди не делают поспешных выводов, особенно в таком положении, когда на карту поставлено слишком много.
— Ты спрашиваешь о моем мнении или высказываешь свое?[/SIZE]




[SIZE="3"]— Я спрашивал, именно об этом ты думаешь? Алекса, ослабев от облегчения, улыбнулась и, покачав головой, объяснила:
— Нет, я думала, что сегодня мне очень трудно понять тебя, потому что мы так недолго знаем друг друга.
И когда Майкл ничего не ответил, присмотрелась к нему и заметила, что он по-прежнему мрачен и угрюм.
— Теперь твоя очередь, — объявила она с нервной решительной улыбкой. — О чем думал ты?
Его молчание и без того лишало Алексу присутствия духа, но от его слов она похолодела.
— Я думал, что причина, по которой мы поженились, — твое желание узаконить ребенка и твой страх признаться отцу в беременности. Ребенок родится в законном браке. Твой отец уже все знает. Вместо того чтобы пытаться склеить наш брак, не проще ли принять другое решение, то, о котором мы раньше не подумали? Я могу забрать малыша и вырастить его.[/SIZE]




[SIZE="3"]— Это избавит тебя от бремени нелюбимой и нежеланной жены, не так ли?
— Я предложил взять ребенка по другой причине.
— Неужели? — презрительно бросила она.
— Клянусь.
Он коснулся ее руки, нежно скользнув ладонью по обнаженной коже. И тут Алекса взорвалась.
— Попробуй только притронуться ко мне! — прошипела она, отдергивая руку. — Конечно, я молода, но все-таки имею право, чтобы меня любили и не желаю, чтобы меня использовали всю ночь, словно… словно безмозглую куклу! Если хочешь покончить с этим браком, так и скажи!
Он был почти так же выведен из себя, как и она:
— Черт возьми, не пытаюсь я ни от кого избавиться! Меня мучит совесть, Алекса, как ты не понимаешь?! Совесть — не трусость! Ты забеременела и в панике прибежала ко мне, а я, в довершение ко всему, уговорил тебя выйти замуж. Как изысканно выразился твой отец, — добавил он с горьким самоуничижением, — я украл твою юность. Похитил твои мечты и заменил их своими..Ты сказала, что не хочешь жить на ферме, пока меня не будет, — продолжал он. — Неужели не понимаешь, что ферма куда лучше того места, куда ты собираешься? Или в каком то детском заблуждении предполагаешь, что будешь жить в Африке и после возвращения оттуда, как жила до сих пор? Потому что в этом случае тебя ждет неприятное потрясение. Даже если все пойдет так, как я предполагаю, пройдет много лет, прежде чем я смогу дать тебе все, к чему ты привыкла. Черт возьми, да я, возможно, никогда не смогу позволить себе купить подобный дом… Обещай мне одну вещь, Алекса! Если передумаешь возвращаться ко мне, обещай не избавляться от ребенка. Никаких абортов. Я смогу сам его вырастить.
— Не собираюсь я передумывать…
— Обещай, что не избавишься от ребенка. Поняв, что спорить бессмысленно, Алекса кивнула, глядя в эти недобрые серые глаза.[/SIZE]


[SIZE="3"]— Обещаю, — мягко улыбнулась она. Наградой за это обещание был еще час безумной страсти, но на этот раз ее любил человек, которого она понимала.[/SIZE]


[SIZE="3"]Стоя на подъездной аллее, Алекса в третий раз за утро поцеловала на прощание Майкла.
— Я позвоню тебе из аэропорта, — пообещал он. — А как только доберусь до Африки и огляжусь, немедленно сообщу тебе, только не по телефону. У нас радиосвязь с главной станцией, и там есть телефон. Слышимость наверняка не очень хорошая, и к нему никого не допускают, разве что в случае крайней необходимости. Попробую убедить их, что сообщение о моем благополучном прибытии в Африку и есть самый непредвиденный случай. Однако второй раз мне такое вряд ли удастся[/SIZE].
[/CENTER]



[SIZE="3"]— Напиши мне, — попросила она, пытаясь улыбнуться.
— Обязательно. Однако почта тоже работает из рук вон, так что не удивляйся, если месяцами не будет ничего приходить, а потом получишь сразу целую пачку[/SIZE]




[SIZE="3"]Алекса долго стояла на аллее, глядя ему вслед, и, наконец, медленно побрела домой, стараясь думать лишь о том, что через несколько недель они снова будут вместе. Отец, встретивший ее в холле, с жалостью посмотрел на дочь:
— Клейторн из тех людей, которым постоянно требуются новые женщины, новые места, новые приключения. Не стоит на него рассчитывать, иначе он разобьет тебе сердце.
— Немедленно прекрати, — вскинулась Алекса, твердо намереваясь не дать отцу понять, что его слова попали в цель. — Ты ошибаешься. Вот увидишь.[/SIZE]



[SIZE="4"]Конец 13 серии.[/SIZE][/CENTER]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:56 am

[SIZE="4"]14 Серия.[/SIZE]

[SIZE="3"]Майкл, как и обещал, позвонил из аэропорта, и Алекса следующие два дня старалась найти любое занятие по дому, только бы отвлечься от тяжелых мыслей в ожидании звонка из Африки. Майкл позвонил на третий день, но Алексы не оказалось дома — она тряслась от страха в приемной гинеколога, потому что боялась выкидыша.[/SIZE]



[SIZE="3"]— Кровянистые выделения во время первых трех месяцев — не такое уж необычное явление, — заверила доктор Арлидж после осмотра. — Они могут ничего не значить. Однако в этот срок чаще всего случаются выкидыши.
Он сказал это так, словно ожидал, что Алекса подпрыгнет от радости. Доктор Арлидж была другом ее отца. Алекса знала ее много лет и не сомневалась, что она пришел к такому же выводу, что и отец, — скоропалительный брак из за беременности невесты.
— Но именно сейчас, — добавила доктор, — нет никаких причин считать, что вам грозит опасность выкидыша.




Когда она спросила ее совета относительно поездки в Африку, доктор слегка нахмурилась:
— Не советовала бы вам спешить, пока не убедитесь, что медицинское обслуживание там на достаточно высоком уровне.
Алекса провела почти месяц, отчаянно надеясь на выкидыш, но теперь ощущала невыразимое облегчение, узнав, что не потеряет ребенка Майкла… их ребенка. И поэтому по дороге домой с ее лица не сходила улыбка.
— Клейторн звонил, — сообщил отец тем пренебрежительным тоном, каким всегда упоминал о Майкле. — Передал, что сегодня вечером вновь попытается дозвониться.
Алекса не отходила от телефона и поспешно хватала трубку при каждом звонке. Майкл не преувеличил, когда сказал, что слышимость будет плохая:




— У Стивенса весьма странное представление о том, что такое нормальные условия. Сейчас не может быть и речи о твоем приезде. Люди живут в бараках. Правда, есть и хорошие новости — через несколько месяцев должен освободиться один из коттеджей.
— Прекрасно, — ответила она, пытаясь говорить как можно жизнерадостнее, поскольку не хотела объяснять, почему так поспешно поехала к доктору.
— Кажется, ты не слишком разочарована.
— Ужасно разочарована! — подчеркнула она. — Но доктор сказал, что в первые три месяца чаще всего случаются выкидыши, так что, вероятно, мне лучше всего пока остаться здесь.




— Существует какая то причина, по которой ты внезапно начала тревожиться насчет выкидыша? — спросил он, когда треск и шорохи в трубке немного утихли.



Алекса заверила, что прекрасно чувствует себя. Когда он при расставании сказал, что больше не сможет звонить, она расстроилась, но его голоса было почти не слышно за чьими то криками и помехами, так что она смирилась с невозможностью телефонной связи. В конце концов письма ничем не хуже, решила она.



Через две недели после отъезда Майкла вернулась из Европы Лиза, чтобы начать учебу в колледже, и ее реакция на рассказ подруги о встрече и браке с Майклом оказалась почти комической.
— Просто не могу поверить, — повторяла она, как только поняла, что Алекса совсем не угнетена тем, что произошло. — Просто не могу поверить, — охнула она в сотый раз, потрясение уставясь на сидевшую на постели Алексу. — Что то во всем этом неладно! Именно я всю жизнь была сорвиголовой, а ты — настоящей Мэри Поплине Бенсонхерста, не говоря уже о том, что более благоразумной и осторожной личности я не встречала. Если кто то и должен был влюбиться с первого взгляда, влететь и выскочить замуж, так это я!




Алекса невольно улыбнулась, заразившись весельем подруги:
— Давно пора и мне отважиться на что то! Лиза мгновенно стала серьезной:
— Какой он. Алекс? Потрясающе хорош? Я хочу сказать, если он не по настоящему чудесный человек, значит, просто не достоин тебя.
Говорить о Майкле и своих чувствах к нему было чем то совершенно новым для Алексы, особенно потому, что она знала, каким странным покажется признание в любви к человеку после шести дней совместной жизни. Поэтому она просто кивнула, улыбнулась и искренне подтвердила:
— Лучше его на всем свете нет!




Однако, начав говорить, обнаружила, что не может остановиться, и поэтому, подобрав под себя поудобнее ноги, попыталась объяснить:
— Лиза, с тобой так было: вот ты встречаешь человека и уже через несколько минут понимаешь, что он — самый особенный для тебя во всем свете?
— Обычно я испытываю нечто подобное ко всем при первом свидании… Успокойся, шучу!
Она громко засмеялась, уворачиваясь от брошенной Алексой подушки.
— Майкл необыкновенный, настоящий бриллиант… то есть невероятно силен, и иногда слишком властен, но глубоко в его душе скрывается что то еще, тонкое и нежное и…
— Кстати, у тебя нет снимка этого ангела совершенства? — перебила Лиза, завороженная выражением лица Алексы и ее такими непривычными словами.
Алекса немедленно вытащила фотографию.
— Я нашла ее в семейном альбоме, который показала его сестра, и Джули разрешила мне взять фото на память. Майкл снимался год назад, и хотя это всего лишь моментальный снимок, и не лучшего качества, но напоминает мне о лице и о характере Майкла.
Она вручила Лизе фото.
— О Господи! — прошептала Лизаза, широко раскрыв глаза. — Вот и говори после этого о животном магнетизме! О мужском обаянии… сексапильности…




— Эй, ты пускаешь слюнки над моим мужем, не забудь!
— Да, но тебе всегда нравились аккуратно подстриженные, чистенькие, светловолосые стопроцентные американцы!
— Говоря по правде, Майкл показался мне сначала не таким уж привлекательным, однако с тех пор мои вкусы значительно изменились.
Лиза сосредоточенно нахмурилась:
— Алекс, ты влюблена в него?
— Мне нравится жить с ним.
— Разве это не одно и то же? Алекса беспомощно улыбнулась:
— Да, но это звучит более правдоподобно. Удовлетворенно кивнув, Лиза вскочила:
— Пойдем куда нибудь, отпразднуем. Ужин за твой счет!
— Согласна, — рассмеялась Алекса, подходя к встроенному шкафу, чтобы переодеться.



[/SIZE]
[SIZE="4"]Конец 14 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:57 am

[SIZE="4"]15 Серия[/SIZE]

[SIZE="3"]Почта в Африке работала куда хуже, чем предполагал Майкл. Следующие два месяца Алекса писала мужу три четыре раза в неделю, но сама получила только пять писем — факт, который с мрачным удовлетворением не преминул заметить отец. Алекса неизменно напоминала ему, что полученные письма были очень длинными — по десять — двенадцать страниц. Кроме того, Майкл тяжело трудился по двенадцать часов в смену и просто физически не мог писать чаще. Пытаясь найти себе занятие, Алекса читала книги для будущих мам, покупала детские вещи, мечтала и грезила. Ребенок, поначалу не казавшийся чем то реальным, сейчас напоминал о себе кратковременными приступами тошноты и усталости, а иногда и жесточайшей головной боли, заставлявшей Алексу часами лежать в затемненной комнате. Но она все переносила мужественно и не жалуясь, с абсолютной убежденностью в том, что страдания когда нибудь кончатся.
По мере того как шли дни, она все чаще разговаривала с малышом, словно с живым существом, как будто он мог слышать мать, особенно если положить руку на все еще плоский живот.




— Надеюсь, ты неплохо проводишь время, — пошутила она как то, лежа на постели и чувствуя, как головная боль понемногу стихает.
— Потому что, юная леди, из за вас мне плохо, как последней собаке.
В интересах равенства и справедливости она чередовала обращения «молодой человек»с «юной леди», поскольку ей было совершенно все равно, кто родится.
К концу октября четырехмесячная беременность начала сказываться, и Алекса немного пополнела. Постоянные замечания отца насчет того, что Майклу не терпится отделаться от нее, звучали все более правдиво.
— Чертовски удачно, что ты не сказала о своем замужестве никому, кроме Лизы, — объявил он за несколько дней до Хэллоуина. — У тебя по прежнему есть выбор, Алекса, не забудь этого, — добавил он с необычной мягкостью. — Когда беременность нельзя будет скрыть, мы скажем всем, что ты уехала в колледж на зимний семестр.




— Немедленно прекрати это, черт возьми! — взорвалась Алекса и, повернувшись, направилась к себе.
Она решила отомстить Майклу за редкие письма и поменьше писать самой. Кроме того, она начинала чувствовать себя влюбленной идиоткой: подумать только, изливает тоску в пространных посланиях, терзается, мучится, а ему лень даже открытку бросить в ящик!
Позже приехала Лиза, и, сразу же почувствовав, как натянуты нервы Алексы, поняла, в чем дело.




— Опять нет письма? И твой папаша снова завел любимую песенку?
— Верно, — кивнула Алекса. — Прошло уже две недели с тех пор, как прибыло письмо номер пять.
— Пойдем куда нибудь! — объявила Лиза. — Нарядимся — и сразу почувствуешь себя лучше! А потом придумаем что нибудь поинтереснее




Две недели спустя врач уже не улыбался и уверенность сменилась озабоченностью. Снова началось кровотечение, на этот раз куда более обильное. Алекса ушла от доктора со строгим напутствием двигаться как можно меньше.



. Как хотела она, чтобы Майкл был рядом!
Добравшись до дома, она позвонила Джули, чтобы поговорить с кем то из близких Майкла. Перед этим Алекса разговаривала с Джули еще дважды, и каждый раз и она и Патрик сообщали, что получили весточку от Майкл.




Этой ночью Алекса долго лежала без сна, умоляя малыша потерпеть и не торопиться на свет, заклиная Майкла написать ей. Прошел уже месяц с последнего письма. В нем он сообщал, что очень занят и устает к вечеру. Это можно было понять, но в таком случае почему Майкл регулярно переписывается с семьей?
Алекса, словно желая защитить малыша, загородила ладонями живот.
— Твой папа, — прошептала она, — получит от меня очень строгое письмо, вот тогда узнает!





По видимому, угроза сработала, потому что Майкл проехал в машине восемь часов, чтобы добраться до телефона. Она была так рада слышать его, что едва не сломала трубку, но его голос почему то казался холодноватым и довольно резким.
— Коттедж так и не освободился, — сообщил он. — Я нашел другой домик в маленькой деревне. Правда, смогу приезжать туда только по выходным..
— Я не могу приехать. Доктор велел оставаться дома и постараться не делать резких движений.
— Понятно.




— А ты требуешь от меня, — с непривычным для нее сарказмом отрезала Алекса, — торчать у телефона день за днем и ждать, пока соизволишь написать письмо?
— Могла бы попытаться для разнообразия! — бросил он. — Кстати, корреспондент из тебя тоже неважный.
Алекса восприняла это как насмешку над стилем ее посланий и взбесилась так, что едва не повесила трубку.
— По видимому, больше тебе нечего сказать?
— По видимому




На этом разговор закончился, и Майкл, бессильно сел на диван, закрыл глаза, пытаясь выбросить из памяти и телефонный звонок и муки, им причиненные. Он пробыл в Африке всего три месяца, а Алекса больше не собиралась вАфрику, и вот уже несколько недель от нее не было ни слова..
— Дьявол! — беспомощно пробормотал он, сознавая бесполезность их отношений, но через несколько минут решительно выпрямился. Еще несколько месяцев, и дела на буровой пойдут лучше, и Майкл настоит на том, чтобы ему дали несколько выходных — тогда можно будет слетать домой и увидеться с ней. Алекса ни писала и что бы ни делала; сердцем Майкл чувствовал, что это все еще так. Он побывает дома и, когда они будут вместе, сможет уговорить ее поехать с ним в Африку.




Алекса повесила трубку, бросилась на постель и горько разрыдалась. Майкл словно между прочим сообщил о том, что нашел подходящее жилье, и похоже, ему все равно, приедет она или нет.
Выплакавшись, она вытерла глаза и написала ему длинное письмо, извиняясь за то, что была таким «плохим корреспондентом», за то, что вышла из себя, и, пожертвовав гордостью, призналась, как много значат для нее его письма. Кроме того, Алекса подробно рассказала о визите к врачу.
Закончив письмо, она отнесла его вниз, Альберте.



Она уже давно не сторожила у почтового ящика в ожидании писем, которые все равно не приходили. Альберта, выполнявшая обязанности дворецкого , как раз вошела с пыльной тряпкой в руках.
— Альберта, пожалуйста, будьте так добры, отправьте письмо, — попросила Алекса.
— Конечно, — кивнул Альберта, и как только Алекса ушла, отнесла письмо в кабинет мистера Конора, открыла антикварный секретер и бросила очередное послание на пачку других, половина из которых была оклеена африканскими марками.



Алекса направилась к себе и уже почти добралась до кресла, когда началось сильное кровотечение. Пришлось провести два дня в крыле «Конор» госпиталя «Сидар Хиллз», названном в честь ее семьи, сделавшей огромные пожертвования госпиталю. Все это время она молилась о том, чтобы кровотечение не возобновилось и чтобы Майкл каким то чудом оказался здесь. Алекса хотела своего мужа и своего ребенка и не могла отделаться от ужасного чувства, что теряет обоих.
Доктор Арлидж выписала ее из больницы с условием, что Мередит пролежит в постели все оставшиеся до родов месяцы




Она постепенно смирялась с мыслью, что придется воспитывать ребенка одной. Но не об этом, как оказалось, нужно было волноваться. К концу пятого месяца, среди ночи, у Алексы снова началось кровотечение. И на этот раз ни медики, ни уход, ни новейшее оборудование оказались не в силах спасти малышку, названную Элизабет, в честь матери Майкла. Сама Алекса едва не умерла и три дня оставалась в критическом состоянии. Неделю после этого пришлось пролежать под капельницей, в путанице многочисленных трубок с иглами, отходящих от вен. И все это время Алекса тревожно прислушивалась, не звучат ли быстрые уверенные шаги Майкла в коридоре. Марк пытался дозвониться ему, но не смог, так что пришлось послать телеграмму.



Майкл не приехал. И не звонил. Однако на вторую неделю в госпиталь пришла ответная телеграмма, короткая, прямая и убийственная: «Развод — превосходная идея. Действуй».[/SIZE]


[SIZE="4"]
Конец 15 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:58 am

[SIZE="4"]16 Серия.
[/SIZE]

[SIZE="3"]Ветер срывал с волн белые шапки пены и накатывал огромные водяные валы на песчаный пляж, раскинувшийся на двадцать футов ниже каменистого карниза, по которому Барбара Уолтере шла рядом с Майклом Клейторном. За ними неотступно следила камера: глаз из темного стекла фиксировал каждый шаг парочки, — словно заключая их в рамку с живописным пейзажем: на заднем фоне величественное, больше похожее на дворец, калифорнийское поместье Клейторна, Кармел, слева — бушующий Тихий океан.
— Стоп! — раздраженно крикнула Уолтере, откидывая волосы с глаз, пытаясь оторвать прилипшие к губам волоски, и, повернувшись к гримерше, приказала:
— Трейси, не можете ли вы привести в порядок мою прическу хотя бы на полчаса?



— Попробовать клей Элмера? — предложила Трейси, неуклюже пытаясь пошутить, и показала на фургон, припаркованный под кипарисами, на западном газоне поместья Клейторна. Извинившись, Барбара и гримерша направились к фургону.
— Ненавижу туман! — провозгласил оператор
— Почему бы не попросить Клейторна унять ветер и развеять туман? Судя по тому, что я слышал, Господь, возможно, принимает приказания Клейторна..



— Если хотите знать, — усмехнулась Трейси , подходя к операторам с чашкой в руках, — Майкл Клейторн и есть Господь Бог.
— Мистер Клейторн! — окликнула Барбара Уолтере, выходя из фургона и придерживая обеими руками норовившие разлететься волосы. — Невозможная погода! Придется разговаривать в доме. Установка оборудования займет несколько минут. Нельзя ли нам устроиться в гостиной?



— Конечно, — кивнул Майкл, скрывая раздражение заученной улыбкой. Он не любил репортеров, и согласился встретиться с Барбарой Уолтере лишь потому, что любая очередная заметка о его личной жизни и романтических связях служила прекрасной рекламой «Интеркорпа», а когда речь шла о его империи, Майкл был готов на любые жертвы. Восемь лет назад, после окончания венесуэльского контракта, Майкл использовал премию и деньги, вложенные Соммерсом, на покупку небольшой компании, производившей запчасти к автомобилям и в то время находившейся на грани банкротства, а год спустя продал ее в два раза дороже первоначальной стоимости. На свою долю прибыли и деньги, взятые в кредит в банке и у отдельных вкладчиков, он основал «Интеркорп», и в следующие несколько лет продолжал скупать почти разорившиеся компании, оказавшиеся в беде не из-за плохого руководства, а из-за недостатка оборотного капитала, а потом, быстро выправив положение, ждал очередного покупателя.



Позже он изменил политику и вместо продажи приобретал все новые предприятия. В результате всего за десять лет «Интеркорп» превратилась в могучую финансовую империю, совсем такую, как представлял себе Майкл, пока трудился, дни и ночи на сталелитейном заводе и потел на буровой.



Мысленно проклиная назойливую журналистку, Майкл направился к дому. Вертолет на восточном газоне уже дожидался, чтобы доставить его в аэропорт, где недавно купленный «Лир» был готов к отлету в Чикаго.
— Эй, Майкл…
Джо О'Хара просунул голову в щель. Хриплый голос с простонародным выговором и неряшливая внешность служили разительным контрастом сверкающему величию кабинета с мраморными полами, толстым кремовым ковром и письменным столом со стеклянной крышкой. Официально Джо считался водителем Майкла, на деле же был его телохранителем и гораздо лучше подходил именно для этой роли, поскольку, сидя за рулем машины, вел себя так, словно участвовал в скачках на гран-при.
— Когда отправляемся в Чикаго? — требовательно спросил О'Хара.
— Как только я покончу с этим проклятым интервью.
— О'кей, я позвонил и заказал лимузин в аэропорт.

Интервью, катившееся по проторенной дорожке, продолжалось почти час, когда дверь внезапно открылась и в комнату вошла женщина; идеально красивое лицо освещала чарующая улыбка:
— Майкл, дорогой, ты вернулся! Я.



Присутствующие замерли. Сотрудники канала Эй би си молча таращились на незваную гостью, Барбара забыла об очередном вопросе. Мерил Сондерс уверенно шагнула вперед. Прозрачный красный пеньюар выглядел так соблазнительно, что заставил бы смутиться самого завзятого бабника.
На лице Барбары Уолтере, словно в зеркале отражались противоречивые эмоции, и Майкл приготовился к неизбежному граду нескромных, назойливых вопросов, касающихся Мерил, жалея только, что ее тщательно, с таким трудом создаваемый имидж теперь наверняка будет уничтожен. Но миссис Уолтере спросила только, часто ли гостит Мерил Сондерс у мистера Клейторна. Майкл ответил, что она любит жить в его доме в отсутствие хозяина, а это бывает нередко.



К его удивлению, журналистка, казалось, приняла столь уклончивый ответ и вернулась к теме, которую обсуждала перед появлением Мерил. Слегка наклонившись вперед, она продолжала:
— Каково ваше мнение относительно насильственного поглощения одних компаний другими?
— Думаю, эта тенденция лишь возрастет, пока не будут выработаны соответствующие законы и постановления.
— А «Интеркорп» по-прежнему планирует поглощать все новые компании?
Вопрос коварный, но вовсе не столь уж неожиданный, и Майкл ловко обошел его:
— «Интеркорп» всегда заинтересована в приобретении новых компаний, чтобы содействовать их и нашему росту.
— Не можем ли мы теперь поговорить о вашей личной жизни?
Тщательно скрывая раздражение за бесстрастной маской, он, в свою очередь, осведомился:
— Никак нельзя помешать вам? Еще шире растянув губы в улыбке, Барбара покачала головой и начала:
— За последние несколько лет у вас было несколько страстных романов с кинозвездами, и даже с самой Марией Кальварес, наследницей судоходной компании. Существовали ли эти широко разрекламированные романы на самом деле или просто придуманы репортерами?
— Да, — коротко и невразумительно ответил Майкл. Барбара Уолтере весело рассмеялась, оценив его уловку, но тут же стала серьезной:
— Как насчет вашей женитьбы? Можем мы поговорить об этом?



Майкл был застигнут врасплох настолько, что на мгновение лишился дара речи.
— Простите? — выдавил он, наконец, не в силах поверить, что правильно расслышал журналистку. Не желая поверить этому. Никто, ни один человек не смог раскрыть его тайну, узнать о той короткой, несчастливой женитьбе на Алексе Конор десять лет назад.
— Вы никогда не были женаты, — пояснила Барбара. — И я хотела бы знать, не собираетесь ли вы вступить в брак в ближайшее время.
Майкл, немного успокоившись, невразумительно ответил:
— На свете все бывает.


[/SIZE]
[SIZE="4"]Конец 16 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 5:59 am

[SIZE="4"]17 Cерия.
[/SIZE]
[SIZE="3"]Толпы чикагцев неспешно текли по Мичиган авеню, наслаждаясь необычно мягкой для поздней осени погодой. Дорогу им то и дело преграждали любопытные, столпившиеся у витрин универмага «Конор энд компани», эффектно украшенных к Рождеству.
Два престарелых швейцара, яростно соперничавших до такой степени, что годами не разговаривали друг с другом, все то время, что трудились вместе, исподтишка наблюдали за прибытием черного «БМВ», причем каждый молча внушал водителю остановиться с его стороны.
Автомобиль подкатил к обочине, и Леон, один из привратников, затаил дыхание, но тут же раздраженно поморщился: водитель нажал на тормоза как раз на территории его противника!
— Жалкий старый болван! — процедил он, видя, как конкурент Эрнест спешит выполнить свои обязанности.
— Доброе утро! — приветствовал хозяйку Эрнест, торжественно распахивая дверцу. Двадцать пять лет назад он вот так же открыл дверь машины ее отца, впервые в жизни увидел Алексу и сказал совершенно то же самое, причем таким же почтительным тоном, что и сейчас.
— Доброе утро, Эрнест, — улыбнулась Алекса, вручая ему ключи. — Не попросите Карла припарковать машину? У меня сегодня куча дел, а я не хочу спускаться за ней в гараж.




Остановившись на тротуаре, она несколько минут наблюдала за толпой, собравшейся перед витринами. Улыбка коснулась ее губ, а сердце, казалось, готово было разорваться от радости. Такое чувство она испытывала каждый раз, когда смотрела на величественный фасад магазина, — чувство гордости, энтузиазма и стремление защитить и уберечь свое детище. Сегодня, однако, счастье Алексы было безграничным, потому что прошлой ночью Паркер обнял ее и с нежной торжественностью сказал:
— Я люблю тебя, Алекса. Ты выйдешь за меня замуж, дорогая?
И когда она ответила «да», надел на ее палец обручальное кольцо.



— Витрины в этом году куда красивее, чем в прошлом, — заметила она Эрнесту, когда толпа немного поредела и стали заметны поразительные результаты таланта и умения Лизы.



Лиза Престон уже получила широкое признание благодаря своим работам по оформлению витрин «Конор энд компани», и заказы сыпались со всех сторон. Через год, когда ее босс отправится на покой, Лиза займет его место как начальник отдела оформителей.
Торопясь побыстрее отыскать Лизу и выложить прекрасные новости, Алекса взяла из машины два портфеля и несколько стопок папок и направилась к главному входу.
Сегодня, однако, даже предстоящая битва с Марком и советом директоров за осуществление ее планов, не могла испортить настроение Алексы. Алекса пробиралась через хаотические нагромождения с ловкостью бывшего обитателя, каким на самом деле она и была. Недаром отец требовал, чтобы за время практики она поработала в каждом отделе магазина.
— Лиза! — позвала Алекса, и десяток помощников Лизы мгновенно подняли головы. — Лиза!
— Сюда! — прокричал в ответ приглушенный голос, и из за ткани, драпирующей ножки стола, высунулась кудрявая рыжеволосая голова.
— Ну что на этот раз? — раздраженно осведомилась она, не видя, кто ее зовет. — Как я могу сделать все вовремя, когда мне все время мешают?!
— Понятия не имею, — весело ответила Алекса, присаживаясь на стол и улыбаясь в ошеломленное лицо подруги.



. — Удивляюсь, как ты еще можешь отыскать нужную вещь в этом хаосе, не говоря уж о том, чтобы вообще создавать что то.
— Привет, — кивнула Лиза, сконфуженно улыбаясь и выползая из под стола на четвереньках. — Просто пыталась приспособить провода, чтобы можно было наклонять стол. Это для рождественского представления, которое мы устраиваем после ужина в мебельном отделе. Ну как прошло вчерашнее свидание с Паркером?
— О, прекрасно! — отозвалась Алекса. — То есть более или менее, как обычно, — солгала она, делая вид, что теребит лацкан жакета левой рукой, на которой красовалось обручальное кольцо с сапфиром. Только накануне она призналась Лизе, что у нее такое предчувствие, будто Паркер собирается сделать ей предложение.
Лиза вызывающе уперлась кулаками в бедра.
— Как обычно!По моему мнению, ты просто зря тратишь на него время. Если этот идиот и собирался сделать предложение, давно бы так и поступил…




— Он именно так и поступил, — перебила Алекса, торжествующе улыбаясь, но Лиза уже села на любимого конька, и потребовалось несколько секунд, чтобы слова подруги дошли до нее.
— Все равно он тебе не пара. Тебе нужен такой, который вытащил бы тебя на свет Божий из замшелой раковины, заставил наделать глупостей, забыть о здравом смысле, например, хотя бы раз проголосовать за демократов или пойти в театр в пятницу, а не в субботу. Паркер слишком похож на тебя — такой же методичный, консервативный, осторожный… Да ты смеешься?! Он сделал предложение?!
Алекса кивнула, и взгляд Лизы наконец упал на темный сапфир в старинной оправе.
— Твое обручальное кольцо? — охнула она, хватая Алексу за руку, но, пристально изучив кольцо, нахмурилась:
— Что это?
— Сапфир.
— Я так и поняла, что это сапфир, но вот эти мелкие камешки? На бриллианты не похоже. Совсем не сверкают.
— Старомодная обработка — слишком мало граней. Кольцо очень древнее. Принадлежало бабушке Паркера.
— Он вполне мог купить новое, не разорился бы! — пошутила Лиза. — Знаешь, пока я не встретила тебя, думала, что богатые люди покупают потрясающие, роскошные вещи, а цена не имеет значения…



— Только нувориши, богатые выскочки, так поступают, — укоризненно покачала головой Алекса. — Старые деньги в глаза не бросаются.
-Что ты собираешься надеть завтра вечером? — спросила Лиза, поспешно меняя тему.
— Еще не решила. Завтра поднимусь на второй этаж и выберу что нибудь потрясающее. Заодно взгляну и на подвенечные платья. Паркер настаивает на блестящей свадьбе со всеми формальностями и традициями. Не хочет, чтобы я чувствовала себя обманутой из за того, что у него била роскошная свадьба.
— Он знает о том… о первом замужестве?
— Знает, — почти мрачно кивнула Алекса. — Паркер был очень добр и все понял…
Она резко осеклась, услыхав звон колокольчика, неожиданно зазвучавший из динамика. Покупатели давно привыкли к нему и не замечали, но у каждого отдела был свой код, и тот, кому он был предназначен, немедленно отзывался. Алекса остановилась и прислушалась.— Это меня, — со вздохом сказала она, вставая. — Но так и так приходится бежать. Через час совещание администраторов, а мне нужно еще повторить речь.



Освеженный после душа и сауны, Майкл завязал полотенце вокруг пояса и потянулся к наручным часам, лежавшим на карнизе черного мрамора, тянувшемся по всей окружности ванной. Затрещал телефонный звонок, и Майкл поднял трубку.
— Ты совсем голый? — раздался томный голос Элиши Эйвери, прежде чем Майкл успел хотя бы открыть рот.
— Какой номер вы набираете? — пролепетал он с деланным смущением.




— Твой, дорогуша. Так ты голый или нет?
— Наполовину, — признался Майкл, — и к тому же опаздываю.
— Я так рада, что ты уже в Чикаго. Когда прилетел?
— Вчера.
— Наконец то ты в моих тисках! — Элиша рассмеялась, весело, звонко, заразительно. — Не можешь представить, какие только фантазии мне не грезились при мысли о сегодняшней ночи, когда мы наконец вернемся с благотворительного бала в опере! Мне так не хватало тебя, Майкл, — добавила она без обиняков и, как всегда, прямо и откровенно.



— Мы собираемся увидеться через час, — пообещал , Майкл, — если, конечно, немедленно повесишь трубку.
— Честно говоря, это папочка заставил меня позвонить. Боялся, что ты забудешь насчет бала. Он почти так же рвется увидеть тебя, как и я… правда, по совершенно другим причинам, конечно.
— Конечно, — пошутил Майкл.
— Должна предупредить тебя, что он собирается организовать тебе членство в «Гленмур». -Упоминание о клубе «Гленмур», где он впервые встретил Алексу в тот давний день Четвертого июля, заставило Майкла усмехнуться с мрачной иронией и сцепить зубы. Теперь он почти не слышал Элишу. Кроме того, Майкл уже был членом двух клубов, не менее престижных, чем «Гленмур», и не имел желания вступать в третий, а если бы захотел это сделать здесь, в Чикаго, черта с два выбрал бы «Гленмур»!
— Передай отцу, что я очень благодарен, но прошу его не беспокоиться.



Натянув черный смокинг, Майкл вышел из спальни и направился в гостиную. У него еще оставалось четверть часа до приезда Стентона и Элиши, поэтому он шагнул к дальнему углу комнаты, где на возвышении находились стойка бара и несколько диванов, предназначенных для удобства беседующих. Несколько секунд Майкл смотрел вдаль, а потом подошел к бару, намереваясь налить себе бренди. При этом он задел рукавом газету, предусмотрительно оставленную дворецким на дальнем столике. Блоки вылетели и рассыпались по полу.



И тут он увидел Алексу. Ее фото бросилось в глаза с последней страницы первого блока — совершенная улыбка, совершенная прическа, совершенное лицо.Его взгляд скользнул к заметке, помещенной под фото, и на какой то момент Майкл сжался от изумления. Если верить репортеру Салли Мэнсфилд, Алекса только что объявила о помолвке с юношеской любовью, Паркером Рейнолдсом III.Губы Майкла дернулись в иронической ухмылке. Отбросив газету, он снова шагнул к окну. Подумать только, быть женатым на хитрой сучонке и даже не знать ни о какой юношеской любви. Правда, тогда он вообще почти не знал ее, напомнил себе Майкл а все, что стало известно потом, лишь вызывало презрение.



Алекса оказалась слишком безвольной, чтобы стать настоящей предательницей, просто она целиком подпала под влияние отца… и отказалась от Майкла. На шестом месяце беременности она сумела вызвать искусственные роды, а потом послала Майклу телеграмму, в которой объяснила все, что сделала, и объявила, что разводится с ним. И несмотря на то, что она сделала с их малышом, Майкл вылетел в Чикаго с безумным намерением попытаться отговорить ее от немедленного развода. Но, добравшись до госпиталя, он услышал от девицы в приемной, что Алекса не желает его видеть, а охранник проводил его к выходу. Думая, что приказ мог быть отдан Маркои Конором, Майкл вернулся на следующий день, но у парадной двери был перехвачен копом, сунувшим ему в руки судебное предписание, вынесенное по настоянию Алексы и запрещавшее ему и близко к ней подходить.
Все эти годы Майкл старался душить воспоминания, не думать о тоске по убитому ребенку, боясь, что попросту сойдет с ума. Отбрасывать все, связанное с Алексой… не позволять острому жалу горечи пронзить сердце… постепенно это стало искусством, доведенным почти до совершенства. Сначала Майкл делал это из чувства самосохранения. Позже по привычке.
Теперь, глядя на мигающие огоньки, Майкл понял, что отныне можно не делать этого. Алекса перестала для него существовать.

[/SIZE]

[SIZE="4"]Конец 17 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор svetlana в Сб Ноя 28, 2009 6:00 am

[SIZE="4"]18 Серия.[/SIZE]

[SIZE="3"]Огромная бальная зала отеля с величественными мраморными колоннами, сверкающими хрустальными люстрами и чудесным сводчатым потолком всегда выглядела великолепно, но сегодня, по мнению Алексы, походила на волшебный дворец. С блеском и роскошью залы соперничали ослепительные драгоценности дам и вечерние платья от известных модельеров. Смех и разговор то и дело прерывался, когда покровители оперного искусства на мгновение замолкали, чтобы позировать фотографам.
Алекса стояла рядом с Паркером, властно обнявшим ее за талию, и принимала поздравления друзей и знакомых, узнавших о помолвке из газет.
Уголки губ Алексы чуть дрогнули при виде направляющейся к ним дамы — репортера светской хроники.
— Паркер, — быстро предупредила Алекса, — я выйду на несколько минут в салон. Сюда идет Салли Мэнсфилд, а я не желаю говорить с ней, пока не узнаю в понедельник, кто в «Конор» наплел ей эту чепуху о грандиозной распродаже, которой компания собирается отпраздновать нашу свадьбу. И тот, кто это сказал, должен попросить Салли дать опровержение, потому что никакой распродажи не будет.
Алекса нехотя высвободилась из его объятий.




— Пожалуйста, найди Лизу, — попросила она, направляясь к величественной лестнице, ведущей на балкон. — Она давно должна была появиться.



— Мы как раз вовремя, Майкл, — объявил Стентон. Майкл, сняв с Элиши манто, протянул его гардеробщице. Он слышал приятеля, но его внимание привлекло глубокое декольте, открывающее сливочную кожу плеч, переливающихся перламутром на фоне черного бархата.
— Великолепное платье, — прошептал он, лицо на миг осветилось восторгом и откровенным желанием.
Элиша, глядя Майклу в глаза, чуть откинула голову; алые губы кривила понимающая усмешка.



— Ты единственный мужчина, — отозвалась она, — у которого эти слова звучат откровенным и неотразимым предложением провести с тобой в постели не меньше десяти дней.
Майкл весело хмыкнул и повел даму туда, где сияли огни и слышалась музыка

— Привет, — поздоровалась Лиза, подходя ближе к Паркеру, наполнявшему бокал из фонтана.
Он повернулся, неодобрительно сузив глаза и чуть морщась при виде Лизы, и та мгновенно вспыхнула:
— О нет! — театрально провозгласила она, — с притворной тревогой глядя в красивое взбешенное лицо. — Неужели эталонная планка опять поднялась вверх?



Разъяренный взгляд скользнул от глубокой ложбинки между грудей к лицу, на котором стыла издевательская улыбка.
— Почему ты не одеваешься, как все нормальные женщины? — придирчиво осведомился он.



— Не знаю, — призналась Лиза, задумчиво хмурясь, и, немного помолчав, с сияющей улыбкой объявила:
— Возможно, та же извращенность характера, что заставляет тебя описывать имущество у вдов и сирот. Где Алекса?
— В дамском салоне.
— Что это? — удивилась Лиза, нерешительно глядя на Паркера.
— Не вижу… — начал тот, со сдержанным интересом наблюдая за суматохой, но стоило толпе расступиться, напряженно сжался:
— Это Клейторн.
— Алекса знала, что он будет тут? — охнула она. Паркер, сжав ее руку, приказал:
— Найди Алексу и предупреди, что Клейторн здесь!



Лиза послушно повернулась и попыталась пробраться сквозь толпу. Имя Майкла Клейторна уже передавалось шепотом среди гостей словно странная молитва. Пока Лиза проталкивалась ближе, Майкл уже успел отделаться от всех репортеров, кроме Салли Мэнсфилд, сторожившей за его спиной. Стоя у подножия парадной лестницы, Майкл, однако, не спешил поворачиваться и о чем то беседовал со Стентоном Эйвери. Следя одним глазом за Клейторном, чтобы вовремя предупредить Алексу о том, где он находится, Лиза ринулась вперед, но тут же остановилась, с беспомощным ужасом глядя на Алексу, которая неожиданно появилась на верхней площадке.
Все пропало! Она не успеет добраться до подруги раньше, чем та очутится рядом с Клейторном! Лиза стояла, боясь шевельнуться, но находя мрачное удовлетворение в том, что Алекса сегодня выглядит более сногсшибательной, чем всегда. В великолепном презрении, к современной моде, она надела вечернее платье с широкой юбкой и без бретелек из мерцающего синего атласа, с тесно облегающим корсажем, расшитым речным жемчугом, белым бисером и крохотными стразами. На шее сверкало ослепительное колье из рубинов и бриллиантов — либо подарок Паркера, в чем Лиза была склонна сомневаться, либо скорее всего взятое напрокат из ювелирного отдела универмага.
На полпути вниз Алекса остановилась, чтобы поздороваться с престарелой парой, и Лизаза затаила дыхание. Рядом с ней оказался Паркер, с тревогой переводящий взгляд с Клейорна на Салли Мэнсфилд.




Прислушиваясь к тому, что говорит Стентон, Майкл поискал глазами Элишу, еще не вернувшуюся из дамской комнаты, но тут кто то окликнул его по имени… или ему это показалось. Повернув голову, Майкл оглянулся в направлении голоса… поднял глаза…
И замер, не донеся до рта бокал с шампанским. Перед ним появилась женщина, бывшая когда то восемнадцатилетней испуганной девочкой и ставшая ненадолго его женой. Теперь он понял, почему представители прессы так любили сравнивать ее с молодой Грейс Келли. Идеальная фигура, прекрасное лицо, светлые волосы, свернутые элегантным узлом на затылке и перевитые маленькими белыми розами… Алекса Конор казалась самим воплощением безмятежности и душевного равновесия. За те годы, что они не виделись, она стала еще красивее, а нежное лицо излучало поистине чарующее сияние. Мимо нее нельзя было пройти равнодушно.
Потрясение Майкла прошло так же быстро, как и проявилось, ему удалось даже допить шампанское и кивнуть в ответ на очередное высказывание Стентона, но он продолжал изучать молодую красавицу, только на этот раз с бесстрастным интересом эксперта, осматривающего предмет искусства, о дефектах и недостатках которого знал заранее.
— Не правда ли, прелестна? — спросил Стентон, подталкивая локтем Майкла.



— Очень.
— Пойдем, я тебя представлю ей и ее жениху. Мне так или иначе нужно с ним поговорить. Кстати, ты должен познакомиться с Паркером — он контролирует один из самых больших банков Чикаго.
Майкл, поколебавшись, кивнул. Так или иначе, им придется видеться в обществе, и, пожалуй, лучше пережить неловкость первой встречи сейчас, среди шума и суматохи. По крайней мере на этот раз он не будет чувствовать себя парией, отверженным перед этими надменными людьми.
Выискивая глазами Паркера, Алекса спустилась с последней ступеньки и остановилась при звуках громкого жизнерадостного голоса Стентона Эйвери.
— Алекса, — объявил он, кладя ладонь ей на руку, — позволь представить тебе моего друга.
Алекса, механически вежливо улыбаясь, уже протянула было руку, но в этот момент случайно перевела взгляд с улыбающейся физиономии Стентона на загорелое лицо очень высокого мужчины, стоявшего рядом с ним. Голова закружилась, к горлу подступила тошнота, и Алекса как сквозь сон услышала:



— Это мой друг Майкл Клейторн…
Перед ней стоял человек, бросивший Алексу одну в госпитале в самый тяжелый момент жизни, когда она потеряла ребенка, тот, кто побеспокоился лишь прислать телеграмму с объявлением о разводе… И вот теперь он улыбался ей той же незабываемой, чарующе интимной, ненавистной улыбкой, и что то внутри Алексы распрямилось, словно вырвавшаяся на волю пружина. Резко отдернув пальцы, Алекса с ледяным пренебрежением оглядела Майкла и повернулась к Стентону:
— Вам следовало бы быть более разборчивым в выборе друзей, мистер Эйвери, — высокомерно бросила она.



. — Прошу меня извинить.
И, гордо повернувшись спиной, отошла, оставив позади сгорающую от любопытства Салли Мэнсфилд, потрясенного Стентона Эйвери и взбешенного Майкла Клейторна.


[/SIZE]

[SIZE="4"]Конец 18 серии.[/SIZE]
avatar
svetlana
Задержался
Задержался


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Любовь навсегда

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 2 из 3 Предыдущий  1, 2, 3  Следующий

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения